Контент


А.Ю. Морозов. В поисках альтернатив

В последние годы новым (для нашей науки) и плодотворным направлением научно-теоретического анализа стало изучение исторических альтернатив, «развилок» и «перекрестков» российской истории. Достаточно сказать, что и в этом номере нашего журнала публикуется интересная статья В.Ю. Захарова, посвященная одной из альтернатив. Но хотелось бы особо отметить две книги: Карацуба И.В., Курукин И.В., Соколов Н.П. Выбирая свою историю. «Развилки» на пути России: от Рюриковичей до олигархов. М.: КоЛибри, 2005, и Данилов А.Г. Альтернативы в истории России: миф или реальность (XIV–XIX вв.). Ростов н/Д: Феникс, 2007.
Авторы сделали альтернативы главным предметом своего анализа. И результат, надо сказать, получился впечатляющим: используя и малоизвестные исторические документы, и «классику» (труды Карамзина, Ключевского, Соловьева и пр.), и новаторские работы историков последних двух десятилетий, им удалось уйти от казенной заданности нашей истории, преодолеть представление, что она «не имеет альтернатив». Такое представление, кстати, справедливо заметил А.Г. Данилов, возникает не случайно – историю пишут победители, и им очень важно доказать, что им не было альтернативы.
Учитель истории найдет в обеих рецензируемых книгах немало ценных материалов, с помощью которых он сможет организовать в классе продуктивные дискуссии, исторические игры и пр. А многие яркие детали просто-напросто украсят учительский рассказ, внесут в него «изюминку», интригу.
Вместе с тем обе книги вызывают далеко не одни только восторги. Проблема в том, что все (!) рассмотренные в них альтернативы – это выбор между худшим (реализовавшимся), и лучшим (оставшимся нереализованным). С полным правом обе книги можно назвать повествованиями об упущенных возможностях (такое словосочетание встречается в них не один раз). И если мы посмотрим на оба издания под этим углом, то увидим огромный деструктивный заряд: к концу книги читатель просто-таки проникается как минимум неприязнью (а то и ненавистью) к этим тупым русским, которые, оказавшись на развилках истории, каждый раз методично выбирают ошибочный и неправильный путь.
Полно, да так ли это? Не ставя под сомнение потенциальную реальность большинства представленных в книге альтернатив, может быть, есть смысл поговорить и о других альтернативах – несравнимо более худших, чем тот вариант истории, который реализовался на практике? Здесь, кстати, пригодился бы сравнительно-исторический метод, которым авторы книг, к сожалению, почти полностью пренебрегают. А зря – Россия, конечно, страна уникальная, но некоторые параллели, важные для понимания различных альтернатив, найти можно.
Возьмем, например, такой сюжет, как установление монголо-татарского ига. Авторы книги «Выбирая свою историю…» возлагают вину в первую очередь на Александра Невского, которому понравилась система правления, принятая в монгольских улусах, и который якобы боялся свободолюбивых западных нравов. Альтернативой было консолидированное сопротивление русских монголам при поддержке Запада.
Все эти построения в высшей степени сомнительны. Единство русских князей в борьбе с монголами в тех условиях достигнуто быть не могло – обязательно нашлись бы перебежчики, соблазнившиеся службой хану. Немало фактов свидетельствует о том, что Запад вовсе не готов был к оказанию реальной помощи Руси в борьбе с монголами. И, наконец, самое главное – война с монголами могла привести к физическому истреблению большей части древнерусской народности озлобившимися монголами и ее последующему исчезновению. Вот это была вполне реальная альтернатива! Вспомним хотя бы тангутов – очень симпатичный народ, создавший свое государство примерно в одно и то же время с Древней Русью и никак не уступавший нам в развитии. И где теперь эти тангуты?
Можно, конечно, сказать, что такая перспектива выглядит не слишком реальной. Но все-таки более вероятно, что Александр Невский принимал во внимание именно ее, а не гипотетическую опасность «втягивания России в систему европейского права» (с. 62). И народная память оценила этот его «подвиг смирения» – ведь ставки были слишком велики!
Между прочим, ни одно государство с таким уровнем политической раздробленности, как Древня Русь, не смогло противостоять монголам. Да и государства с более высоким уровнем централизации (Египет, Вьетнам, Делийский султанат) выстояли с огромным трудом.
Возьмем другой сюжет – Смуту. Здесь «упущенные возможности» видятся А.Г. Данилову в том, что могла быть достигнута «победа выборного начала при формировании верховной власти в России, ограничение царской власти, привлечение элиты к управлению страной» (с. 114). Правда, он упоминает и другую инициативу – полный распад российской государственности, но никак ее не рассматривает. А между тем такая альтернатива представляется весьма реальной: западные районы страны поглотили бы Польша и Швеция, а по оставшейся территории бродили бы кочевые шайки разного этнического происхождения… Возможна была и еще одна негативная альтернатива – победа казачества и физическое истребление большей части прежней российской элиты (поскольку казаки заняли бы место дворян), что значительно отбросило бы Россию назад в культурном отношении.
Серьезные сомнения также вызывает и мнение, что «победа выборного начала» в России XVII века была бы действительно лучшей альтернативой. Те страны центральной Европы, где это начало побеждало (хотя бы та же Речь Посполитая) получили затем ослабление своей государственности, и, в конечном итоге, утрату суверенитета. Не очень-то радужная перспектива.
Третий сюжет – восстание декабристов. Оба издания с восторгом цитируют Н.Я. Эйдельмана – «Апостол Сергей», «фантастический 1826-й год», революционные корпуса вступают в Москву под звон колоколов. Спору нет, Натан Яковлевич – историк очень авторитетный, все мы выросли на его книгах, но все же здесь он выступил больше как художник или, может быть, не захотел портить нарисованную почти благостную картину куда более мрачными (хотя и реалистичными!) размышлениями.
Для того, чтобы попытаться ответить на интригующий вопрос – что было бы с Россией в случае победы декабристов? – стоит взглянуть на страну, в начале XIX в. всего сильнее напоминавшую Россию, страну, где местные «декабристы» победу одержали. Эта страна – Испания, такое же как мы пограничье между Европой и Востоком (достаточно сравнить наших евразийцев с творцами «испанидада»). Полковник Риего был удачливее своих русских поклонников – и в результате Испания на долгие полтора столетия погрузилась в хаос междоусобиц, гражданских войн и переворотов. Учтите масштабы России (в Испании гибли десятки тысяч, у нас бы погибли сотни тысяч, если не миллионы), и вы получите ответ на вопрос – Россию ждал затяжной кровавый хаос. Не факт, конечно (как говорится, эксперимент невозможен), но, учитывая состояние российского общества, куда как реальнее, чем что-либо иное.
Подведем итоги. Размышления об альтернативах в истории России – весьма плодотворный мысленный эксперимент. Однако, проводя его, надо учитывать всю совокупность возможных альтернатив – не только положительных (с точки зрения авторов), но и отрицательных, ведущих страну к гибели. Иначе картина будет неполной и предвзятой.

Опубликовано в Научная и научно-популярная литература.


Комментарии (0)

Будьте в курсе обсуждения, подпишитесь на RSS ленту комментариев к этой записи.



Разрешены некоторые HTML теги

или используйте trackback.

*