Контент


С.П. Мельгунов. Страницы биографии

Ф.М. Арифуллин – соискатель кафедры новейшей отечественной истории  МПГУ 

     Сергей Петрович Мельгунов – выдающийся русский историк. Его труды, особенно по Русской революции 1917 г. и Гражданской войне издавались за рубежом и переведены на многие европейские языки. Долгое время в СССР имя историка было предано забвению. В Государственном архиве Российской Федерации стоит пометка: «белогвардейский историк, издающий антисоветские труды». Кстати, есть такие же записи и на архивных делах П.Н. Милюкова и других видных общественно-политических деятелей русской эмиграции. К счастью, на сегодняшний день в России издана большая часть произведений С.П. Мельгунова, внесшего ценнейший вклад в развитие российской исторической науки.

      С.П. Мельгунов родился  25 декабря 1879 г. (7 января 1880 г. по новому стилю) в Москве, в старинной дворянской семье. Его отец – Петр Павлович Мельгунов – преподавал историю в Московском Николаевском институте и гимназии Ф.И. Креймана. Мать – Надежда Федоровна Грушецкая – из польского дворянского рода. Сергей, поступив в 1899 году на историко-филологический факультет Московского университета, одновременно становится сотрудником газеты «Русские ведомости» – самой популярной и влиятельной из газет начала XX в. в России. Сергей Петрович всегда с теплотой вспоминал свой опыт работы в «Русских ведомостях», говоря, что «”Русские Ведомости” дали известную школу»1. Как активного человека, интересует Мельгунова и политика. В1907 г. он вступает в народно-социалистической партию (энэсов). Народные социалисты стояли на правом фланге социалистического движения и никакого отношения к марксистскому, революционному социализму не имели.

      В 1911 г. Мельгунов стал одним из основателей кооперативного издательства «Задруга», что по-сербски означает «Содружество». Под его редакцией издавались многотомные коллективные труды по истории, составляющие гордость русской историографии: «Великая реформа» (Т. 1–5, М.,1911 г.) «Крепостное право в России и реформа 19 февраля» (М., 1911 г.), «Отечественная война и русское общество» (Т. 1–7, М., 1911–1912 гг.), «Масонство в его прошлом и настоящем» (Т. 1–2, М., 1914–1915 гг.). В издательстве «Задруга» с 1913 г. выходит историко-литературный журнал «Голос минувшего», ставший весьма читаемым в России, с которым сотрудничают многие знаменитые ученые, публицисты и литераторы П.Е. Щеголев, В.И. Семевский и др.

      1 августа 1914 г. Россия вступила в Первую мировую войну, или как тогда говорили в Великую войну, началась эпоха великих потрясений и перемен. Революционный 1917 г. стал для историка временем активной общественно-политической деятельности. С.П. Мельгунов состоял товарищем председателя Центрального Комитета партии народных социалистов и был кандидатом от Москвы на осенних выборах в Учредительное Собрание. Но, ввиду малочисленности партии энесов и их малоизвестности, он избран не был. В эти дни он редактирует вместе с В.А. Мякотиным и А.В. Пешехоновым партийные издания энесов: «Народное слово» и «Народный социалист», а также очень влиятельную среди российской интеллигенции газету Е.Д. Кусковой «Власть народа». Приехав во время февральского переворота 1917 г. из Москвы в Петроград, С.П. Мельгунов стал непосредственным очевидцем развития бурных революционных событий, и это позволило ему в будущем в его классических исторических трудах объективно освещать ход революции2.

      Октябрьский большевистский переворот застал С.П. Мельгунова в Москве. С марта 1917 г. Временное правительство предоставило возможность ученому почти без ограничений работать с секретными документами бывшего Московского охранного отделения. Выяснилось, что партия большевиков, захватившая власть в октябре 1917 г. (малоизвестная в стране до 1917 г.), была под пристальным наблюдением полиции и Охранного отделения с момента ее основания в 1903 г. и была наводнена провокаторами и агентами. Полиция следила за всеми политическими партиями в стране, но особо пристальное внимание уделяла именно большевикам как левым радикалам. Одиозный провокатор  Р. Малиновский направил в московское Охранное отделение в период с 1910 по 1913 гг. 88 доносов. По его доносам были арестованы большевики: А.И. Ульянова, М.И. Ульянова, И.В. Сталин и многие другие. Провокатор А.С. Романов («Пелагея») написал 160 доносов, выдав  И.Я. Жилина, Н.Н. Яковлева и др. Были указаны и жалования доносчиков: Малиновский получал 500, а затем и 700 рублей, в то время как ежемесячное жалование губернатора составляло 500 рублей.

      Комиссия, где работал С.П. Мельгунов, при советской власти просуществовала недолго. Согласно постановлению от 19 апреля 1918 г. все секретные архивы передавались под контроль  советской власти. Историк-марксист М.Н. Покровский заявил, что: «ввиду колоссальной важности документов, хранящихся в Архиве политических дел… приглашаются специалисты», среди которых фамилии Мельгунова нет. Это было первым столкновением историка с новой властью3.

      В мае 1918 г. Мельгунов становится членом антисоветской «демократической контрреволюционной» подпольной организации Союз возрождения России и вместе с кадетом Н.Н. Щепкиным становится руководителем СВР. В апреле 1919 г. произошло преобразование Союза возрождения России, Национального центра и Совета общественных деятелей в Тактический центр. Тактический центр признавал адмирала Колчака «верховным правителем России», имел с ним, а также с генералами Деникиным и Юденичем тесную связь. Руководители центра надеялись, что белые армии смогут дойти до Москвы. Военная организация (при Тактическом центре), которую возглавляли С.М. Леонтьев, С.П. Мельгунов и князь С.Е. Трубецкой разрабатывала план вооруженного восстания в Москве, которое должно было вспыхнуть по указанию вооруженных сил Юга России, наступающих на Москву4.

      Но этим планам не суждено было стать реальностью. В августе–сентябре 1919 г. начались аресты деятелей Тактического центра, в том числе и Н.Н. Щепкина. Было арестовано 60 человек в издательстве «Задруга». Мельгунов перешел на нелегальное положение, но продолжал работать в журнале «Голос минувшего», готовил книгу об эпохе Александра I («Дела и люди Александровского времени»), вышедшую в Берлине в 1923 г. 5

      Мельгунов несколько раз приезжал в Москву, пытаясь выяснить свое положение, и вскоре был арестован у себя на квартире. Руководил арестом знаменитый чекист Агранов Яков Саулович (он же Соредзон Яков Соломонович), личность особо уполномоченная при Особом отделе ВЧК (Агранов, настоящие ФИО не установлены, дослужился до звания комиссара государственной безопасности 1-го ранга. 1 августа 1938 г. расстрелян по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР.  –  Ф.А.) Агранов давал историку следующую характеристику: «С.П. Мельгунов является руководителем и идейным «вождем» Союза возрождения, центром которого была Москва… Мельгунов, несомненно, является одним из самых активных врагов пролетарской революции. Бешеная ненависть его к советской власти и коммунистической партии, его чрезвычайная непримиримость поражает даже его друзей по заговору, таких убежденных монархистов, как О.П. Герасимов, князь С.Е. Трубецкой и другие… Мельгунов убежден в неизбежном для советской власти в ближайшем будущем 9-м Термидоре (т. е. свержении советской власти самими революционерами – Ф.А.) и в этом духе настраивает своих товарищей по камере…»6

      Дело Тактического центра являлось едва ли не главным политическим показательным процессом, из рассматривавшихся в Верховном революционном трибунале в августе 1920 г., и практически завершало собой этап активной борьбы с контрреволюцией, которая происходила в Москве в период 1918–1919 гг. С.П. Мельгунову и его соратникам грозил расстрел, который неожиданно был заменен «всего» 10 годами тюрьмы. Впоследствии  наказание было сокращено, и через год пребывания преимущественно в одиночной камере внутренней тюрьмы Особого отдела ВЧК Мельгунов по ходатайству Академии наук и П.А. Кропоткина был выпущен. Но через год и три месяца историк был снова арестован в связи с процессом над руководителями партии эсеров, (июнь 1922 г.). Руководство ЧК в лице В.Р. Менжинского склонялось к тому, чтобы выслать Мельгунова в Чердынь Пермской губернии. Однако осенью 1922 г., в момент массовой насильственной высылки интеллигенции за границу, Мельгунову было разрешено уехать с женой при условии, что он не вернется на Родину7.

      Первоначально Мельгунов остановился в Берлине, где создал издательство «Ватага». Еще находясь в одиночной камере внутренней тюрьме Особого отдела ВЧК, Мельгунов задумал книгу о красном терроре. В доносах провокатора Н.Н. Виноградского (участник процесса Тактического центра – Ф.А.) сказано следующее: «Мельгунов постоянно заявляет, что после выхода из тюрьмы он направит все свои силы как историка к тому, чтобы большевики не вошли с хорошим именем в историю. Для того у него уже имеется материал, и материалы он постоянно будет собирать!!!»8 Обещание свое Сергей Петрович сдержал и в Берлине в 1924 г., опубликовал книгу  «Красный террор в России 1918–1923». Книга  сразу была переведена на все основные европейские языки. Мельгунов использовал материалы Особой деникинской комиссии по расследованию злодеяний большевиков, свидетельские показания, материалы периодической печати, в первую очередь самой ВЧК: «Еженедельник ВЧК», журнал «Красный террор», газета «Красный меч». 

      Невозможно без волнения читать книгу Мельгунова. Людей, «врагов народа», «белогвардейскую сволочь» топили целыми баржами в Белом море, бросали в доменную печь юнкеров и офицеров, брали в заложники членов семьи, отправляли в концентрационные лагеря, массово расстреливали без суда и следствия. Расстреливали за найденные при обыске офицерские пуговицы, приговорили к расстрелу человека, назвавшего чучелами памятники Марксу и Энгельсу в Москве. Так называемый «классовый террор» обратился против самих же рабочих, когда в Казани на требование ввести 8-часовой рабочий день было расстреляно 60 человек. Все это творили «доблестные чекисты во главе с главным палачом Ф.Э. Дзержинским»9.

      Самое черствое сердце дрогнет, читая такие строки: «Только человек, находящийся во власти совершенно исключительного политического изуверства, потерявший все человеческие чувства, может не отвернуться с отвращением от тех форм, при которых произошло убийство Царской Семьи в Екатеринбурге. Родители и дети были сведены ночью в одну комнату и все перебиты на глазах друг у друга… История не знает другой картины убийства, подобной той, которой ознаменовалась екатеринбургская ночь с 16 на 17 июля 1918 г.»10. (Сергей Петрович, взволнованный людоедским убийством царской семьи посвятил последнюю книгу трилогии «Революция и царь» семье Романовых: «Судьба императора Николая II после отречения. Историко-критические очерки». Париж, 1951. – Ф.А.)

     Мельгунов не сопоставляет красный и белый террор. У белых не было такого карательного органа как ЧК; они не призывали к массовому расстрелу людей по классовому признаку, захвату заложников и их уничтожению, если не выполнялись выдвинутые требования. Не стоит идеализировать белую гвардию: насилие, издевательства, кровавые самосуды происходили во время  братоубийственной Гражданской войны с обеих сторон. Но именно красные с целью воздействия на психику построили систему устрашения вплоть до массовых арестов сотнями, тысячами, ночных допросов, исключительно тяжелых условий тюремного быта, камер с пробковыми стенами, фиктивных расстрелов и «расстрелов на всякий случай». За статьи и книгу о красном терроре С.П. Мельгунов был лишен  прав гражданства и самого ценного, что у него оставалось в Советской России: архива и огромной библиотеки11.

      С 1926 г. в Париже, куда переехал Мельгунов, стал издаваться еженедельник «Борьба за Россию», который он сам редактировал вместе с единомышленниками: Т.И. Полнером, П.Я. Рыссом, М.М. Федоровым, В.Л. Бурцевым, и А.В. Карташевым. В передовой статье Мельгунов писал: «Мы зовем к непримиримости. Мы зовем к борьбе,… за освобождение России от коммунистического ярма»12. Еженедельник издавался с 1926 по 1931 гг. Всего было выпущено 239 номеров. Также выходили историко-литературные сборники: «На чужой стороне» (Берлин, Прага, 1923–1925 гг.) и «Голос минувшего на чужой стороне» (Париж,1926–1928 гг.).

      В 1930-е годы Мельгунов вступает в период расцвета как ученый-историк. Одну за другой он выпускает книги: «Трагедия адмирала Колчака. Из истории гражданской войны на Волге, Урале и в Сибири» (Белград, 1930–1931 гг. Ч.I–III.), «На путях к дворцовому перевороту: заговоры перед революцией 1917 года» (Париж, 1931 г.). Выход книги «Как большевики захватили власть: Октябрьский переворот 1917 года» задержала Вторая мировая война (Париж, 1953 г.).  Тираж книги «Золотой немецкий ключ к большевистской революции» (Париж, 1940 г.), где проводилось исследование происхождения денег у большевиков на «великую пролетарскую революцию» и которая вышла накануне вступления немцев в Париж, уничтожил сам издатель, и лишь несколько экземпляров сохранил  автор13.

  Надо отдать должное его последовательности.    

До конца своей жизни Мельгунов был последователен в свих взглядах и оставался противником советской власти. Даже победа в Великой Отечественной войне, расколовшая эмиграцию на русско-советских патриотов, добивавшихся признания «новой России» ( В.А. Маклаков, Н.А. Бердяев и др.)  не заставила его уйти из лагеря «непримиримых» (С.П. Мельгунов,  А.И. Коновалов)14.

      В конце своей жизни Мельгунов не прекращает активной работы: был создан «Союз борьбы за Свободу России» (1948 г.), а в 1951 г. в Мюнхене Координационный центр антибольшевистской борьбы «Союза освобождения народов России» (КЦАБ). В обеих организациях Мельгунов был председателем. в 1947 г. Мельгунов выпускает издание «Российский демократ», чтобы опубликовать программу и задачи «Союза борьбы за Свободу России» и КЦАБ. Он писал: «Коммунистическая власть – временное явление, Россия и народ – живые, не умирающие реальности…» Борьбу с большевизмом Сергей Петрович увязывал с положительной задачей – установлением в России правового демократического строя15.

      С 1950 по 1954 гг. Мельгунов редактировал парижский журнал «Возрождение», в котором была опубликована его работа «Мартовские дни 1917 года». Полностью труд вышел уже после смерти автора в 1956 г. Посмертно вышли следующие книги: «Легенда о сепаратном мире. Канун революции» (Париж, 1957 г.), «Воспоминания и дневники» (Париж, 1964 г.), подготовленные и выпущенные его женой П.Е. Степановой-Мельгуновой16.

      С.П. Мельгунов умер  26 мая 1956 г. Сохранилось несколько фотопортретов Сергея Петровича. Можно выделить два. Один, по-видимому, сделан в 20-е годы прошлого века: Сергей Петрович запечатлен в пиджаке, в белой рубашке с накрахмаленным воротником, с модным по тем временам галстуком. На другом, в полный рост в Шампиньи-сюр-Марн, в двубортном костюме, стоит на узенькой улочке небольшого французского городка. На обеих фотографиях удивительно одухотворенное, тонкое, благородное лицо. По воспоминаниям современников «Своими духовными корнями Сергей Петрович глубоко уходил в прошлое столетие. По праву считал себя интеллигентом и сохранил в неприкосновенности до самой смерти все лучшее, чем обладали люди, принадлежащие к этой категории: в вопросах чести и этики искренне верил в людскую порядочность и в человеческое достоинство и был честен до щепетильности. Россию он любил глубоко, жертвенно и бескорыстно, а к врагам ее относился с абсолютной непримиримостью»17.

Примечания

1 Мельгунов С.П. Воспоминания и дневники. Париж. 1964. Вып. I. С. 92– 93, 97.

2 Мельгунов С.П. Воспоминания и дневники. Париж, 1964. Вып. II, С. 84.

3 ГАРФ Ф. 102. Особый отдел. Оп. 247., Емельянов Ю.Н. С.П. Мельгунов: В России и эмиграции. М.,  1998. С. 46–47.

4 Трубецкой С.Е. Минувшее. М., 1991. С. 191.

5 Емельянов Ю.Н. С. П. Мельгунов: в России и эмиграции. М.,1998. С. 55.

6 Тактический центр. Документы и материалы. М.,  2012. С. 654–655.

7 Мельгунов С.П. Воспоминания и дневники. Париж. 1964. Вып. II, С. 81.

8 Тактический центр. Документы и материалы. М.,  2012. С. 635.

  9 Красный террор в России (1918–1923). Берлин. 1923. М., 2008. С. 107, 141, 56, 229, 171. Чекистский Олимп. М., 2008.  С. 290.

10 Там же. С. 213.

11 Мельгунов С.П. Воспоминания и дневники. Париж. 1964. Вып. II.,  C. 84.

12 Борьба за Россию. Париж. 1926, 27 ноября.

13 Мельгунов С.П. Воспоминания и дневники. М., 2003. Дневник. 1933, 1939–1944. C. 461.

14 Мельгунов С.П. Эмиграция и советская власть // Новый журнал. Нью-Йорк. 1945. № 11 С. 358–359.

15 Никитин В. Сергей Петрович Мельгунов // Российский демократ. Нью-Йорк. 1957. № 2. Сб. 27. С. 6–7.

16 Мельгунов С.П. Воспоминания и дневники. C. 5.

17 Слизской А. Представитель русской интеллигенции // Российский демократ. С. 15.

 

Опубликовано в Статьи за 2013 год.


Комментарии (0)

Будьте в курсе обсуждения, подпишитесь на RSS ленту комментариев к этой записи.



Разрешены некоторые HTML теги

или используйте trackback.

*